Изображение

Император и Самодержец Всероссийский Николай II
Александрович и Король Великобритании и Северной
Ирландии Георг V («кузен Ники» и «кузен Джорджи»).
Берлин. 26 мая 1913 г. Автор: Эрнст Зандау.

Изображение

Ленин, Троцкий, Каменев и пр. (07.11.1918)

В 1896 году Гораций Гинцбург, спасая семейное состояние, создает новое «Ленское золотопромышленное товарищество» для краткости также именуемое «Лензото». Помимо Гинцбургов, акционером «Лензото» стал: М. Мейер, В. Бок, М. Варшавер, К. Винберг. Тем не менее, «Лензото» практически сразу попадает в тяжелое финансовое положение. Ежегодная финансовая потребность достигла 4 млн рублей.

В 1901—1902 годах убытки предприятия составили свыше 3 млн рублей.

От неизбежного краха «Лензото» спаслось с помощью Государственного банка, который сначала открыл ему краткосрочный кредит на ежегодные текущие расходы (от 6 до 8 млн руб.), а затем предоставил долгосрочный кредит в 7 млн руб.: в Российской империи был введен золотой стандарт рубля, и государство было заинтересовано в бесперебойной добыче золота. Однако условия кредита были достаточно обременительными. Для контроля над расходованием государственных средств в состав правления «Лензото» был введен директор банка Н. И. Бояновский, а главноуправляющим назначен ставленник банка И. Н. Белозёров. До погашения всей задолженности Госбанк не разрешал выдачу дивидендов акционерам. Проценты по кредиту Госбанка были достаточно высоки (7,5-8 % годовых). Поэтому акционеры продолжили поиски инвесторов.

В 1906 году они начали переговоры с англо-русским акционерным обществом «Русская горнопромышленная корпорация» которые завершились 11 июня 1908 года подписанием договора о создании финансового общества «Lena Goldfields Co., Ltd» («Лена Голдфилдс»). Председателем его правления был избран бывший министр торговли и промышленности В. И. Тимирязев, занимавший аналогичный пост и в «Русской горнопромышленной корпорации». Остальные места в правлении заняли иностранцы. Вице-председателем стал лорд Гаррис — председатель правления компании «Объединенные золотые прииски Южной Африки». В правление вошли также Ф. У. Бэкер (директор-распорядитель брокерской фирмы «Л. Гирш и К°»), Г. Д. Бойл (директор «Русской горнопромышленной корпорации»), Р.Дж. Фрешвилл (директор компании «Объединенные рудники»), а также некий М. Кемпнер из Берлина.

В октябре 1911 года в состав правления «Lena Goldfields» вошли видные представители российских банков А. И. Вышнеградский и А. И. Путилов. В 1912 г. вместо Тимирязева в правление был введен русский финансовый агент в Лондоне М. Рутковский. Хотя пост председателя занимал лорд Гаррис (вице-председателем стал Вышнеградский), представительство русских акционеров в правлении «Лена Голдфилдс» заметно расширилось.

При финансовой поддержке Госбанка и «Лена Голдфилдс» к 1910 году «Лензото» превратилось в полновластного хозяина Ленского золотопромышленного района, монополизировав не только практически всю добычу, но и транспорт, и торговлю. «Лензото» принадлежал 431 прииск общей площадью 42 609 Га. По масштабу добычи золота оно занимало первое место в России, намного опережая все другие предприятия. В 1908—1916 годах «Лензото» добывало ежегодно от 8 до 16 тонн золота. Его удельный вес в общесибирской добыче золота составлял в этот период от 43 до 60 %

Вы помните, почему Владимир Ильич Ульянов стал подписываться псевдонимом Ленин? Сами забыли, спросите друга. В честь Ленского расстрела – можете получить ответ.

Ленское золотопромышленное акционерное товарищество, отказавшееся платить своим рабочим достойную зарплату, принадлежало англичанам. Компания «Лена Голдфилдс» (Lena Goldfields С°., Ltd), зарегистрированная в Лондоне, владела контрольным пакетом акций золотых приисков, добывавших не менее трети всего российского золота.

Собственники компанииНа момент забастовки 66 % акции товарищества «Лензото» принадлежало компании «Lena Goldfields». Компания была зарегистрирована в Лондоне. Акции компании торговались в Лондоне, Париже и в Санкт-Петербурге. 70 % акций компании «Lena Goldfields» или около 46 % акций «Лензото» находилось в руках русских бизнесменов объединенных в комитет российских вкладчиков компании. 30 % акций компании «Lena Goldfields» или около 22 % акций «Лензото» было в руках британских бизнесменов. Примерно 30 % акций «Лензолото» продолжали владеть Гинцбурги и их компаньоны.

Двойные стандарты поведения в отношении России и русских, которые мы наблюдаем сегодня, уже в начале XX века были у англосаксов нормой. Постоянно твердившие об отсталости и антигуманности российской власти, английские газеты ничего не говорили о том, что самый кровавый и самый известный эпизод борьбы рабочих за свои права произошел с участием представителей именно «гуманной» и «демократической» Великобритании. Не российские, а британские «бизнесмены» довели работников своего предприятия до такого состояния, что их стихийный протест, помноженный на подстрекательство революционеров, властям пришлось успокаивать с помощью огнестрельного оружия. В итоге кровь русских рабочих пролилась позорным пятном на русскую власть, а зарубежные акционеры остались в белых одеждах.

Казалось бы, наша история закончена, но на самом деле она только начиналась. Едва успела отгреметь Гражданская война, в которой красноармейцы проливали кровь за освобождение от всяческих эксплуататоров, как молодая советская власть озаботилась добычей золотого металла. 14 ноября 1925 года советское правительство передает концессию на разработку ленских приисков. Кому бы вы думали? Все той же компании «Лена Голдфилдс»! Британский банковский консорциум, владевший «Лена Голдфилдс» и связанный с американским банкирским домом «Кун Лееб», согласно соглашению, получал право добычи золота на протяжении тридцати лет. Конгломерат банкиров, обвиняемый многими историками в финансировании большевистской революции, получал от революционной власти право мыть золотишко.   Любопытно?   Не прошло и года после кончины Ленина, борьба за власть в партии только началась. Наибольшие шансы на победу были у Троцкого, наиболее авторитетного партийного лидера. Будущий победитель этой схватки Сталин пока еще в тени. Занимая пост генерального секретаря Партии, он потихоньку, шаг за шагом, подминает власть под себя. Но в 1925 году первую скрипку играет Троцкий. Концессионные «дела» в правительстве продавливает именно он. Контракт с «Леной Голдфилдс» является крупнейшим в истории новой власти и дает компании хорошую компенсацию за потери, понесенные ею во время революции. Площадь полученной концессии охватывала огромную территорию от Якутии до восточных склонов Уральского хребта, а экономические интересы этой компании теперь выходили далеко за пределы золотодобычи. Теперь это серебро, медь, свинец, железо. По договору с советским правительством в распоряжение «Лены Голдфилдс» был передан целый комплекс горнодобывающих и металлургических предприятий: Ревдинский, Бисертский, Северский металлургические заводы, Дегтярское и Зюзельское месторождения меди, Ревдинские железные рудники, Егоршинские угольные копи.   Чем глубже начинаешь изучать славную историю золотодобычи в молодой советской республике, тем большим циником становишься. Оказывается, согласно договоренности о разделе продукции, доля народной власти в добываемом драгоценном металле была 7 %. Целых 7 %! А доля «Лены Голдфилдс» составляла, как вы уже догадались, жалких 93 %.   Какое же выгодное соглашение подписали советские власти! И главное, зачем? Неужели во всем мире не нашлось больше ни одного предприятия, которое бы захотело мыть золото в Сибири? Неужели никто не мог предложить более выгодные условия? Никто, кроме пресловутой, запачканной кровью русских рабочих «Лены Голдфилдс»?   И делать это она могла никак не меньше чем за 93 %?

Колоссальные богатства уплывали заокеанскому дяде фактически за бесценок. Впрочем, это наглое ограбление страны длилось относительно недолго. 10 февраля 1929 г. Лев Троцкий был выслан из СССР. И — удивительное совпадение — в декабре того же года «Лена Голдфилдс» была вынуждена свернуть деятельность в России.

Кто-то заметит: это разграбление страны иностранцами творилось уже после смерти Ленина в январе 1924 г. Получается, что долги за спонсорскую помощь революционерам отдавал один Троцкий, приехавший с 10 тыс. долларов в кармане из Нью-Йорка в Россию весной 1917-го? (К слову, на родину вернулись тогда не только они с Ильичом. С Запада в революционную Россию прибыли и другие «казачки»: В. Антонов-Овсеенко, арестовавший потом Временное правительство, будущий глава питерской ЧК Моисей Урицкий, после убийства которого начнётся «красный террор», В. Володарский (Моисей Гольдшейн) и многие другие.)

На самом деле сомнительные сделки с Западом большевистская власть заключала и раньше, ещё при жизни Ильича. Пожалуй, самая громкая из них касалась закупки паровозов на заводе шведской фирмы «Нидквист и Хольм».

Поражает объём заказа — 1000 паровозов ценой 200 млн золотых рублей. Это почти четверть тогдашнего золотого запаса страны! Заметим, что до сих пор эта фирма не могла осилить производство более 40 паровозов в год. А тут ей предложили сделать тысячу! Заказ распределялся на 5 лет: в 1922 г. Россия должна была получить 200 паровозов, а в 1923—1925 гг. — по 250 ежегодно. Почему остро нуждавшаяся в железнодорожной технике Советская страна упорно хотела закупать их именно у этой шведской компании и по сильно завышенным ценам? Зачем она соглашалась ждать поставок 5 лет, вместо того чтобы купить нужный товар дешевле и сразу, но в другом месте? Наркомат путей сообщения, возглавляемый в начале 1920-х гг. Л. Троцким, так мечтал именно об этих паровозах, что не только сделал предоплату в 7 млн крон, но ещё и выдал шведской фирме… беспроцент­ный заём в 10 млн крон «для постройки механического цеха и котельной».

О странностях этого дела написал в начале 1922 г. советский журнал «Экономист». Автор А. Фролов предложил разобраться: зачем понадобилось заказывать паровозы именно в Швеции? Ведь на такие деньжищи можно было «привести в порядок свои паровозостроительные заводы и накормить своих рабочих». На Путиловском заводе до войны выпускали более 200 паровозов в год. Почему же не дали кредиты ему? Ленин действительно разобрался в ситуации. Посоветовавшись с Троцким, он попросил Феликса Дзержинского журнал «Экономист» (где и прежде печатались неприятные для Советов статьи) прикрыть, заявив: «Сотрудники «Экономиста» — враги самые беспощадные. Всех их — вон из России». Подозрительный контракт со шведами после вмешательства вождя остался без изменений.

Как же большевики возвращали деньги чужим банкирам? Просто отправить на Запад и написать в графе «Назначение платежа»: «Возврат средств за русскую революцию и победу в Гражданской войне», очевидно, было бы невозможно. Нужен был красивый предлог. Например, что-то купить на Западе, хотя бы те же паровозы. Организует покупку Троцкий, но Ленин, похоже, в курсе сделки и не мешает ей. Иначе сомнительный договор стоил бы Троцкому карьеры.

Кстати, многие документы подтверждают, что именно через шведскую банковскую систему в Россию закачивались деньги на революцию. А потом через неё же возвращались обратно. Уже осенью 1918 г. в Стокгольм прибыл Исидор Гуковский, замнаркома финансов Советской России. При нём были ящики, полные денег и драгоценностей. Стоимость груза оценивалась в 40-60 млн рублей… Миллионы рублей переводились в стокгольмские банки, в т. ч. в «Нюа Банкен» Олофа Ашберга, чья фамилия часто мелькает в книгах о финансировании большевиков.

Точное число контрактов и концессий, выданных советской властью американским фирмам на заре строительства нового государства, трудно назвать. Но это и 25 млн долл. комиссионных американским промышленникам за период с июля 1919 по январь 1920 г., и концессия на добычу асбеста, выданная Арманду Хаммеру в 1921 г., и договор аренды, заключённый на 60-летний срок с Фрэнком Вандерлипом и его консорциумом, предусматривавший эксплуатацию месторождений угля и нефти, а также рыболовство в Северо-Сибирском регионе площадью 600 тысяч кв. км.

Возврат средств, выделенных на устранение Российской империи, очевидно, был одной из договорённостей между представителями западных правительств и большевиками. Этот договор Ленин и Троцкий старательно соблюдали. Но вот другие надежды Запада новые вожди не оправдали. Поставленный у руля России, чтобы вконец её развалить (и на начальном этапе цели Запада совпадали с революционными мечтами самого Ленина), Ильич вместо этого начал раздербаненную страну собирать обратно. Строить сильное и самостоятельное государство, снова играющее ключевую роль в мировой политике.

Правда, прожил пролетарский вождь недолго. Не исключаю, что ускоривший его смерть выстрел эсерки Ф. Каплан.

» Коба сказал мне, усмехаясь:

– Мижду нами говоря, еврей Свердлов попросту решил убрать Ильича и заменить его другим евреем – пламенным Львом. Поэтому Троцкий тотчас прискакал с фронта. Вызвал его телеграммой Свердлов… Но, узнав, что Ильич всего лишь ранен, Свердлов поспешил разыграть комедию преданности. Спрашивается, зачем это было нужно товарищу Свердлову?

– Ильич не верит более в мировую Революцию. Он хочет построить социализм в России. Они же, помешанные на прежней идее, считают его изменником. Так что, видимо, решились. Но Ильич узнал обо всем. Точнее, ему открыли глаза. – На лице Кобы была знакомая, очень опасная улыбка. – И Свердлов… приказал долго жить, – закончил он.»

Л. Троцкий, возможно, готов был и дальше работать на Запад, но в 1929 г. Сталин отправил его восвояси, а после послал вдогонку убийцу Р. Меркадера с ледорубом. Ни одна сделка с дьяволом, как известно, не проходит бесследно.

Изображение

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s